Егорову

Уважаемый тов. Егоров!

В “Коммунисте” № 16 опубликован обзор “Новая литература о рево­люционных разночинцах” .В год юбилея Великого Октября очень уместно ознакомить читателей с ходом изучения нашими историками его предысто­рии. Однако некоторые особенности этого обзора не могут не вызвать   возражений. А.Смирнов и О,Соколов освящают материал статьи главным образом с точки зрения групповых интересов. Плохими историкам  оказываются все те, кто оспаривает положения той группы   исследователей, мнения которой представлял А. Смирнов на дискуссии о периодизации разночинского движения. Среди этой группы историков есть немало учёных, которые пользуются заслуженным авторитетом и теоретически можно допу­стить, что они правы во всех спорных вопросах, что, отстаивая их мнения, А.Смирнов и О.Соколов защищают истину против заблуждения. Но уже то, как эти авторы излагают спорные вопросы, вызывает подозрение в их праве монопольно представлять истину.

Одна из наиболее спорных проблем нашей литературы о революционных  разночинцах – это действительно важный и сложный: вопрос о соотношении

идей великих мыслителей и вождей революционных разночинцев Герцена,

Чернышевского и Добролюбова и их учеников и последователей -революционеров 60-х и 70-х годов. Бросается в глаза теоретический спад в

идеях последних, сравнительно с идеями   Чернышевского и Добролюбова./  Смена диалектического “реализма” позитивистской философией с ее субъективным методом, отход от относительно глубокого взгляда на соотношение экономики и политики./ Перед историками стоят два тесно связанных вопроса: во-первых, почему произошёл этот теоретический спад и, во-вторых, когда он начался. При чём, правильный ответ на второй вопрос может быть обоснован только решением первого вопроса. Мне кажется, что спорящие избежали бы многих недоразумений, если бы начинали споры с первого вопроса, а не сосредотачивали главных усилий на втором. А для обзора характерно именно последнее.

Одни историки считают, что упомянутый теоретический спад, перелом

произошёл уже в середине 60-х годов, другие, в том числе и А.Смирнов, относят его к началу 70-х годов. Одни считают, что народничество как общественное течение  возникло с середины 60-х годов, другие – с на­чала 70-х годов.

Э.С.Виленская в своей монографии доказывает, что теоретический   спад революционного народничества естественно и закономерно был обу­словлен обстановкой поражения сил революции в начале 60-х годов и самой революционной практикой в обстановке этого поражения. В последние годы появилось три солидных монографии, специально посвящённых ре­волюционным разночинцам 60-х годов – Я.И. Линкова, Р.В. Филиппова и Э.С. Виленской. Кроме этого, хотя в центре внимания В.С. Итенберга -революционное народничество первой половины 70-х годов, он  тоже исследует его развитие с начала 60- годов. У этих исследователей имеются разногласия, но все они ведут возникновение революционного народничества с начала или с середины 60-х годов.

За настойчиво проводимым утверждением А.Смирнова и 0.Соколова, что революционное народничество начинается на грани 60—х и 70—х годов нет ни одной  специально посвящённой революционному народничеству монографиями убедительных аргументов. Указали  на то, что в ото время появились ра­боты Бакунина, Лаврова, Ткачёва и Михайловского в этом отношении не очень убедительно, так как эти авторы обобщили то, что уже делали и ду­мали революционеры-практики середины и второй половины 60~х годов. Начало 70-х годов может быть признано гранью, но менее важной, чем на­чало или середина 60-х годов.

Не имея за собой серьёзных аргументов, авторы обзора мнениям Я.И. Пинкова и В.Р. Филиппова противопоставляют монографии … этих исто­риков. А. Смирнов и О. Соколов пишут, что В.Р. Филиппов “показывает, что   знаменовали собой появление на рубеже 60-х -70-х годов нового направления в революционном движении, которое известно как ‘’на­родничество в узком смысле слова.”

А монография В.Р. Филиппова называется “Революционная народническая организация Н.А. Ишутина -И.А.Худякова.1863-1866”.Ведь 1863-1866 годы – это первая половина и середина 60-х годов, а не рубеж 60-70-х гг.

Многозначительно звучит упрёк авторов обзора З.С. Виленской в том, что она противопоставляет Чернышевского его соратникам по “Зем­ле и воле”. Чтобы понять, их в чём действительно дело, следует иметь в виду, что если пользоваться этим, неудачным в данном случае, термином,

А.Смирнов и О.Соколов считают, что истине соответствует противопостав­ление Чернышевскому революционеров 70-х годов, а не 60-х. А на самом деле не следует противопоставлять Чернышевскому ни революционеров 60-х ни революционеров 70-х годов. И Э.С. Виленская в этом во всяком случае совершенно неповинна.

Авторы обзора приписывает Э.О.Виленской утверждение, что “Земля и воля” 60-х годов была временным союзом идейно разнохарактерных кружков и организаций, “в которые входили интеллигенты, решившие действовать без участия народа”.

А на самом деле Э.С.Виленская показывает, что стремление “действовать без участия народа” отличало /подчёркнуто мною. П.М./ “Великорусс* от других прокламаций.

Существенно извратив один из тезисов работы Э.С.Виленской, авто­ры обзора приписали ей непонимание, что Чернышевский и его соратники “провели большую работу, сколачивая революционные силы на крестьянскую революцию…” Но и это оказывается не всё. А.Смирнов и О.Соколов обвиняют Э.С. Виленскую, и её последователей, в том, что они не учи­тывают основные положения работы В.И. Ленина “От какого наследства мы отказываемся?” и утверждают, что эта работа “остро полемична, написана для подцензурного издания и потому трудна для понимания”. Многозначи­тельно снабдив этот упрёк восклицательным и вопросительным знаком, авторы обзора   убеждают затем заблудших, что   высказывания Ленина в этой работе являются драгоценнейшим наследием для историка революционного  движения. Читатель может подумать, что   Э.С. Виленская” и её последователи” этого не понимают.

А на самом деле восклицательный и вопросительный знаки авторов обзора -недостойный, демагогический приём, так как вышеназванная рабо­та Ленина действительно остро полемична, написана для подцензурного из­дания и действительно трудна для понимания  -если мы хотим из

неё понять и то, что Ленин не имел в виду объяснять этой работой

И наивно думать, что использование ленинского наследия – дело простое

и лёгкое. Ленинское наследие помогает только тому, кто сам в процессе

трудной и углублённой  исследовательской работы подымается до истин

марксизма-ленинизма. Это, как и то, что, используя мысли Ленина, необходимо

учитывать их контекст, очевидно каждому, в том числе, несомненно и автора обзора. Цена упрёков Э.С. Виленской в том, что она не хочет учитывать упомянутую работу Ленина нам станет ещё яснее, если напомнить, что об этой работе имеется единственное специальное исследования советских истори­ков, которое принадлежит Э.С. Виленской. Если авторы обзора не согласны с её выводами/то у них было достаточно возможностей оспорить их, так как это исследование опубликовано уже несколько лет тому назад.

Очевидно, что весь этот многозначительный упрёк в недооценке Ленинского наследия совершенно неприличный  для “Коммуниста”.

Нельзя допускать, чтобы идейное наследие Ленина использовалось для сведения групповых счётов.

А. Смирнов и О. Соколов обвиняют своих оппонентов в идеализации  революционного народничества и  не меньшим основанием их самих в охаивании его. Но если спорящие вместо того, чтобы объяснить читателю суть опора, будут швырять в оппонентов подобными обвинениями, то дело уяснения важных вопросов революционного движения никак не выиграет, а научный спор превратится в  склоку.  Авторы обзора не умеют объяснить читателю суть с пора. А дело, по-моему, в  том, что теоретический спад революционного движения, совершенно ясно наметившийся с поражением революционного натиска в начале 60-х годов, очевиден. Он характерен для большинства  преемников Чернышевского и Добролюбова до появления марксистской мысли в России. Но этот теоретический спад не был абсолютным. Развитие революционной практики не могло не обогащать революционную теорию и не стимулировать её развитие. Поэтому В.И. Ленин, отмечая этот  спад в ряде важнейших вопросов, обращал внимание и на большое значение развития революционной теории народниками. В работе, «Что делать?»,  доказывая огромное значение революционной теории для революционной практики, В.И. Ленин подтверждал свою мысль примером не только таких выдающихся революционных мыслителей

как Герцен, Белинский, Чернышевский, но и “передовой теорией  таких предшественников русских марксистов как “блестящая плеяда революционеров 70- годов». С  точки зрения того представления об абсолютном упадке революционной теории в 70-х годах, которое было распространено до  недавнего времени, эти очень важные мысли В.И. Ленина просто необъяснимы. Вопрос как, почему, в каком отношении упадок одних элементов революционной теории у многих преемников Чернышевского и Добролюбова сочетался с развитием у них других её элементов очень важен, сложен и интересен. Работы Я.И. Линкова, В.Р. Филиппова, Э.С.Виленской, Б.С. Итенберга, основываясь на большом фактическом материале, отвечают на этот вопрос о достоинствах и недостатках этих работ, обвиняют своих оппонентов в идеализации народников.

Полемика помогает искать истину, подстегивает мысль, заставляет

глубже  продумывать спорные вопросы. А когда спорят ради разноса оппонентов нередко запутывают и то, что было уже ясно. Так полу-

чается и с оценкой  А.Смрновым и О.Соколовым монографии Б.С.Итенбсрга.

Выбрав наиболее типичный и наглядный с их точки зрения пример ошибок этой работы, авторы обзора обращаю внимание, что по мнению этого исследователя вопрос о развитии капитализма в России стал в центре внимания русской общественной мысли только в конце 70-х -начале 80-х годов, что, многозначительно датируют они В.С.Итенберга, «капиталистическая эволюция страны… не могла быть замечена современниками» до второй половины 70-х годов. И далее они опровергают это мнение – “Отодвинув до 1830г. постановку вопроса о вступлении России в капиталистически формацию,  Б.Итенберг не только не объяснил, но и не принял во внимание причин массового похода разночинцев в деревню. Нельзя забивать,-поучают они,-что революционная молодёжь принялась поднимать на революцию крестьянина ещё полностью не освободившегося от гнёта крепостников и в то же  время попавшего под власть денег, под пресс капитализма в самых варварских формах. Уже в начале 70-х годов народники видели кулаков, скупщиков, обличали их, стремились поднять крестьянство на борьбу с ними. “И далее автора обзора приводят в пример прокламацию 1873г., направленную и против бар и против кулаков-мироедов, берущих народ голодом.

Здесь А. Смирнов и О.Соколов допускают две ошибки – одну логическую, другую историческую. Они спутывают два разных вопроса «один -как Б.С.Итенберг понимает причины движения революционеров в народ и, другой, как сами революционеры понимали причины своего движения. Назидание: «нельзя забывать, что революционная молодёжь двинулась поднимать на революцию крестьянина», страдавшего не только от остатков крепостничества, но и от капиталистического гнёта, -совершенно неуместно, так как никто из советских историков в этом не сомневаются, что же касается мнения об ошибочности утверждения Б.С. Итенберга о том, что “капиталистическая эволюция страны  не могла быть замечена современниками» -до второй половины -конца 70-х годов, то это уже грубая ошибка А. Смирнова и О. Соколова.

То, что передовая революционная мысль смогла увидеть развитие капитализма в России и буржуазный характер реформы только “со второй половины 70- годов”, Б.С.Итенбсрг доказывает убедительными фактами. Добавлю к этому, что человек , пожалуй, наиболее ясной и сильной революционной мысли после ссылки Чернышевского и до появления марксистских работ Плеханова -М.Е. Салтыков-Щедрин в самом конце 1879г. доказывал ещё, что общество проглядело наступление мироедского /капиталистического/ периода нашей истории ,и что этому периоду предстоит ещё сказать своё решительное слово. И всё же, по мнению Щедрина, удастся ли русской буржуазии повторить победоносный путь западной буржуазии – это ещё вопрос. Хотя сам он был склонен к положительному ответу на этот вопрос.   Уже в 1886г. он доказывал: «Идёт чумазый, идёт! Я не раз говорил это, и теперь повторяю: идёт и даже уже пришёл!»

Мнение Л. Смирнова и О.Соколова тем более странно, что об этой вопросе имеются совершенно недвусмысленные высказывания В.И. Ленина.

Он писал у что крупной ошибкой  революционных народников было непонимание классового антагонизма внутри крестьянства. “Народники 70-х годов -очень метко говорит Гурвич – не имели никакого представления о классовой антагонизме внутри самого крестьянства, ограничивая этот антагонизм исключительно отношениями между “эксплуататором” -кулаком или мироедом -и его жертвой, крестьянином, пропитанным коммунистическим духом”. И далее В.И. Ленин пишет, что в 60-70-х годах было “позволительно и  даже естественно” впадать в такую иллюзию, так как тогда было ещё так мало “сравнительно точных  сведений об экономике деревни”, когда ещё не обнаруживалось так ярко её разложение?

Авторы обзора упустили из виду, что народники 70-х годов, часто сетуя на кровопивство мироеда-кулака, видели в последнем явление случайное, постороннее для русского крестьянства, не понимали, что какая-то

часть “хозяйственных мужичков” неизбежно и закономерно превращается в мироедов.

 

Б.С.Итенберг только подтвердил в своей монографии давно уже известные историкам высказывания В.И. Ленина. Можно, конечно, по этому повода

написать многозначительную тираду о том, что А. Смирнов и О.Соколов.

 

«Не учитывают основных положений» В.И.Ленина, и что эти положения являются “драгоценнейшими выводами, которыми мы руководствуемся в анализе истории русского революционного движения” /окавыченные слова неосновательно адресованы в обзоре Э.С. Виленской/. Но ведь для всякого, кажется ясно, что дело в том, что, увлёкшись, А.Смирнов и О.Соколов забыли для чего и как нужно спорить.

Обзор А. Смирнова в 0. Соколова не рассказал читателям как следует о достижениях советских историков в изучении истории разночинского периода революционного движения. Охаивание серьёзных, значительных исследований наших историков принижает значительные успехи, достигнутые нашей историографией за последние годы.

 

Элементы групповой распри в этом обзоре тем более прискорбны, что он появился на страницах “Коммуниста”. Орган ЦК ни в коем случав и ни в какой мере не должен быть использован как орудие для сведения групповых счётов.

 

По-моему, нужно подумать, как исправить положение

Доцент Донецкого университета

П.Я. Мирошниченко

06.12.1966г.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *