Глубокоуважаемый Александр Иванович!

Произошёл неэквивалентный обмен. Мне хочется сказать спасибо за очень хорошую книгу. Прежде всего хороша сверхзадача, которую можно уло­вить во всём написанном Вами. Здесь она даже выражена словами классика. Важный признак совершенства – умение увидеть истину разных точек зрения и разных заблуждений. Вам это удалось – никого не выругав и не похвалив. Последнее ведь тоже бестактность. Так писать сейчас немногие умеют. И мне это никак не удаётся. Вот и сейчас хвалю вас.

Книга посвящена сложнейшим вопросам, а написана она легко и красиво. Удалось передать драматизм и эстетику истории мысли.

Как читатель компетентный могу сказать, что ,по моему мнению, убедительно освещены основные закономерности развития утопического социализма в наиболее развитых странах. Очень интересна периодизация истории миро­вой утопически-социалистической мысли,   типология утопическо­го социализма, характеристика его интернациональной “души”.

То, что книга в целом так нравится мне,  утверждает меня в отрицании Вашего решения проблемы народных истоков уто­пического социализма. Бросается в глаза как, например, в вопросе о времен /и в мировом масштабе и у нас в России/ ни возникновения утопического социализма Вы сумели стать выше разных мнений, понять истину каждого из этих мнений и включить её в Вашу концепцию, отвергающую все эти мнения. А в вопросе о народных исто­ках утопического социализма Вы только повторили то, что писали в 1966г.,

Убрав на всякий случай  мысль о связях идей социалистов с требованиями масс. В этом случае Вы и не попытались понять истину заблуждений Ваших оппонентов. И может потому, что некоторые из них вовсе не истину искали. Согласен, что это важно, только это всё же совсем иной.

Обсуждая проблему народных истоков утопического социализма, по моему мнению, необходимо договориться -/что понимать под уяснением народных истоков и  что понимать под утопическим социализмом, не только под утопическим социализмом. Если  специфическая и главная особенность утопического социализма – идеал  выросшего на основе достижений буржуазной цивилизации общества, основанного на коллективной собственности и   если установить народные истоки утопического социализма значит выяснить развивали ли зачинатели утопического социализма   порождённые народом требования, таящие социалистический идеал,   подхватив эти требования, то социализм Герцена, Белинского, левых петрашевцев не имел народных истоков. Впрочем так же как   социализм Сен-Симона и Фурье,   генезис научного социализма тоже не имел народных истоков.

Ни тот ни другой вовсе не подхватили и не развивали требования предпролетариата, хотя их теория соответствовала  /интересам  и некоторым его требованиям /среди последних ведь были и стремления поло­мать машины/. При таком подходе к   вопросу   из народных истоков вытекал только утопический социализм религиозного раннехристианского типа, ненастоящий с Вашей точки зрения. Но существует

и иное толкование двух решающих для настоящей проблемы понятии, толкования сложившееся вместе с возникновением самой проблемы ещё в середине XIX ст. в произве­дениях самого первого нашего социалиста А. И.Гецена.—-«Развитии революционных идей в России”, статье ‘”Русский народ и социализм”/Ответ Мишле/’

и в  ‘”Былом и думах”’/ – сначала в ответ на мнение Мишле о враждебности русского народа всякому прогрессу. Немного позднее проблема приобрела

то содержание, которое сохраняет актуальность и до наших дней – в связи

с тезисом о враждебности русского народа социализму  и искусственности, заимствованности идей русских социалистов.

В наши дни проблема народных истоков социалистических идей приобрела   глобальный масштаб.

Ещё Герцен, решая проблему, не считал идеал главным компонен­том социалистических идей. Социализм для мыслителя – порождение революционности-истории народа / и трудящихся и всей нации/. Главное в системе социалистических идей для Герцена, Огарёва, Белинского, левых петра­шевцев / как и для Маркса в “Немецко-французских ежегодниках” / оценка действительности из нее ответ на вопрос о путях и способах преобразования страны, «что делать?». Поэтому некоторые даже очень солидные исследователи подозревают   социалиста Белинского в отка­зе от социалистических идеалов в последние месяцы его жизни. Хозяйствен­ная практика Огарёва в последние годы жизни его в России тоже вовсе не похожа на реализацию социалистического идеала. Больше того, Вам то хорошо известно, что логически система философских идей для  наших первых социалистов начинается с философских идей, в социализме они видели силлогизм философии. Таким образом уже для Герцена социализм это цельная концепция, начинающаяся с философии и социологии,   суть которой революционное отрицание крепостничества и самодержавия, капитализма и буржуазной демократии во имя социалистической республики.

Чтобы выяснить народные / и национальные/ истоки   идей рус­ских социалистов /своих, Огарёва, Белинского, Бакунина, петрашевцев/ Герцен в “О развитии революционных идей в России”

излагает всю историю Рос­сии – чтобы показать как естественно жизнь и борьба русского народа, общественнное движение и общественная мысль страны под   влия­нием опыта передовых стран и могучей западной мысли породили револю­ционно-социалистическое направление общественной мысли и общественного движения. Это и позволяло Герцену и его друзьям считать себя истинными сыновьями и выразителями не только интересов, но и органических стремлений русского народа /и трудящихся масс и нации/.

Уяснить народные истоки прежде всего истоки утопического социализма при таком подходе значит, установить, как жизнь, борьба и сознание народных масс воздействовали на  ге­незис утопической социалистической мысли. Это позволяет уяснить и наци­ональные истки утопического социализма – роль воздействия и отечественного общественного движения. Всё это позволяет уяснить и зарубежные народные истоки генезиса русского утопического социализма – поскольку жизнь борьба и требования народов «запада заметно влияли на возникновение социалистической мысли в России. Задача о народных истоках утопического социализма имеет оказывается три решения. Только все эти решения позво­ляют разобраться и в значении /очень большом значении/ передовой западной мысли. Такой, намеченный ещё у Герцена, подход к теме мне представля­ется более плодотворным.

Кроме того, Вы аргументировали достаточно,   решение проблемы да­же с Вашей точки зрения на неё. В книге убедительно показаны чьи классовые интересы выражали разные учения утопического социализма /это глав­ное^ поэтому всё, что вытекает отсюда верно/, но Вы не показали как имен­но разные учения утопического социализма зависят от требований народ­ных масс и, особенно предпролетариата. Для этого нужны факты из истории массового сознания трудящихся, а эта история ещё очень мало изучена. В связи с этим мне представляется, что Вы не совсем точно пишете о стихий­ном, теоретически неоформленном социализме, смешивая элементы утопического социализма в массовом сознании / в фольклоре, например/ и в систематизиронных построениях Кампанеллы, Вераса и др. /стр.144/.

И ещё-одно мелкое, непринципиальное замечание. Вы правы в принципе

говоря о том, что система Фурье основана на достижениях буржуазной цивилизации, но изложить это нужно как-то иначе.

Вы ссылаетесь на очень хорошую работу Зильберфарба,  но в Вашем контексте ссылка несколько покоробит, Дело в том, что Фурье под цивилизацией и крупной промышленностью понимал уже античную цивилизацию с крупными рабовладельческими сельско­хозяйственными латифундиями. Ему казалось, что уже в античности могли бы изобрести и стремя для   удобства всадников и ассоциативный строй.

Вот содержание моего ”спасиба” за Ваш красивый подарок. Извините за многословие. Но Вы ведь один самых близких мне исследовательским интересам людей. Хотя Вы те­перь и ушли вперёд к Чернышевскому и Нечаеву, а меня тянет назад – к массовому сознанию крестьянства.

Мирошниченко Поликарп Яковлевич

17/11 77г.

 

 

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *