Диссертационные хлопоты

Глубокоуважаемый  Григорий Григорьевич!

Намеревался послать Вам детальную структуру диссертации, но читать ее было бы нудно. Вот Вам краткое изложение содержания с объяснением путей исследования и его результатов. Имея в виду такого читателя, писал я это, несмотря на крайнюю усталость, с интересом, а это позволяет надеяться, что и читаться лучше, чем скелет структуры. Вместе с обоснованием темы и заключением автореферата это дает компактное представление о проделанной работе.

Охотно пользуюсь Вашей любезностью, так в адрес диссертации может быть высказан авторитетный упрек историка в том, что в ней больше философии, чем истории. Как отвечать, я знаю. Как раз в последнее время появились интересные работы о соотношении исследования законов социологических и исторических / и А.К. Уледов и М.А. Барг/.Но естесственно из такого упрека  вырастает подозрение в некомпетентности специализированного совета в философской проблематике/ если ее так много в диссертации/. Оппоненты у меня очень солидные / М.А. Барг, М.Г. Седов, Н.А. Троицкий/, но мнение философа, к тому же компетентного и в историческом материале диссертации, конечно, будет очень весомо.

Отдаю себе отчет, что у Вас, вероятно, и своей плановой работы невпроворот, но, я думаю, самого краткого Вашего отзыва будет вполне достаточно, ведь отзыв неофициальный.

К числу спорных вопросов, которые нуждаются в дальнейшем исследовании, и по-моему относятся структура и типология личности, соотношение всей сферы общественной психологии с массовым сознанием.

Если очень заняты и не успеете откликнуться, не осужу. Я очень благодарен Вам за дружеское участие, высказанное в Москве, по телефону.

17.08.79    Мирошниченко П.Я.

 

 

Глубокоуважаемый Григорий Давыдович!

Игорь Васильевич в телефонном разговоре любезно спросил, каково мое мнение о возможных вариантах оппонентов при замене Василия Федоровича Антонова.

Конечно же, Николай Алексеевич в качестве оппонента от совета и мне представляется идеальной кандидатурой. Нов таком случае не сможет оппонировать Игорь Васильевич / та же кафедра/. В первой части моей работы наибольше нового и спорного, но главной является все же вторая часть. А в этом материале человека более компетентного, чем Игорь Васильевич нигде нет / Александр Иванович Володин – философ, и в такой ситуации о нем лучше не упоминать, как о веревке в доме повешенного/. Потерю Игоря Васильевича в качестве оппонента мог бы компенсировать Александр Ильич Клибанов, я написал ему, но на его согласие очень мало надежды. Инфаркт постиг его именно во время поездки оппонировать в Ленинград.

О сложившейся ситуации я рассказал по телефону М.А. Баргу, он посоветовал попросить об оппонировании В.А. Александрова. Это очень солидный ученый. Михаил Абрамович мог бы поговорить с ним предварительно, но я сказал, что предварительно посоветуюсь с саратовцами. Мне представляется, что комбинация Барг- Троицкий – Александров – ЛОИИ не авторитетней комбинации Барг – Порох – Медведев – ЛОИИ. Особенно если Медведев даст хорошо написанный отзыв / с дельными возражениями/. Последняя комбинация даже, может, предпочтительнее, так как в ней меньше замен, только одна. Медведев, кажется, изучает сюжетно довольно далекие от общественной мысли сороковых годов 19 века, и все же его интересуют те процессы, которые начинались в сороковых годах, когда начинались поиски правильной революционной теории. Он, пожалуй, ближе к моей теме, чем Александр.

А объяснить, почему совет заменил Василия Федоровича Медведевым, а не человеком более близким к теме, нетрудно. Двух оппонентов Саратов дать не имеет права, а заменить Игоря Васильевича – значит ослабить компетентность проверки диссертации. Тем более, что, если Николай Алексеевич будет настолько любезен, он сможет выступить  в качестве неофициального оппонента.

Есть  человек, которыйй с успехом мог бы заменить любого оппонента – Владимир Александрович Федоров, Игорь Васильевич говорил об этой возможности; но Владимир Александрович редактировал мою книжку, поэтому оппонировать мне прежде всего к нему, поскольку он занимается крестьянским и революционным движением.

Вот мои соображения. Но тут же хочу подчеркнуть, что они никак не должны стеснять свободы выбора решения членами совета. Вам виднее в этих вопросах Вы гораздо компетентнее меня. А если Николай Алексеевич согласится оппонировать, это будет для меня большая радость, поскольку он читал мою работу и его мнение мне очень дорого. Есть вещи даже более важные, чем наши диссертации.

Мирошниченко П.Я.

02.06.79 г.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *