Представления трудящихся о “правде” и проблема исторического значения классовой борьбы периода кризиса крепостничества

Министерство просвещения РСФСР Вологодский государственный педагогический институт

МАТЕРИАЛЫ XV СЕССИИ

СИМПОЗИУМА ПО ПРОБЛЕМАМ АГРАРНОЙ ИСТОРИИ

ВЫП. 2

ВОЛОГДА 1976

 

П. Я. Мирошниченко

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ТРУДЯЩИХСЯ О «ПРАВДЕ»

И ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОГО ЗНАЧЕНИЯ

КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ ПЕРИОДА КРИЗИСА

КРЕПОСТНИЧЕСТВА

Сложность проблемы исторического значения классовой ‘борьбы эпохи феодализма — в трудности понимания, как кон­кретно эта борьба связана со всей системой взаимоотношений помещиков и крестьян. Отсюда расхождения некоторых иссле­дователей уже в отборе самих фактов, составляющих предмет изучения. Наиболее заметно интересующие нас связи борьбы классов с изменениями судеб страны обнаруживаются з пери­од кризиса крепостничества, при переходе к новой социально-экономической  формации.

Никто из нас не сомневается, что взаимоотношения кре­постных и крепостников диалектически противоречивы. Но не всякое противоречие даже антагонистических классов является борьбой. С. Д. Сказкин, излагая свою точку зрения, подчер­кивал, что классовая борьба есть «сознательная деятельность» \ Именно учет степени осознанности действий масс отличает марксистско-ленинское понимание классовой борьбы от буржу­азно-либерального. Таким образом, решение проблемы зави­сит, 2 значительной мере, от изучения истории сознания кресть­янства. Между тем. в этом отношении нами сделано лоха что не много. Здесь мы имеем дело с фактами, труднее всего под­дающимися анализу и, что самое главное, — слабо отраженны­ми в письменных источниках. И все же в последние годы иссле­дователи, идя к цели с разных сторон, проделали уже в инте­ресующем нас аспекте значительную работу — имею в виду философские и социально-лсихолскпгческие труды Б. Ф. Пор­шнева, конкретно-исторические исследования М. А. Барга, Ю. М. Сапрыкина, оригинальные «Категории средневековой культуры» А. Я. Гуревнча, интереснейшая книга М. М. Бахти­на «Франсуа Рабле и народная культура средневековья и ре­нессанса», книги и статьи по истории религиозного сектантства

1 С. Д, С к а з к и н. Очерки по истории западноевропейского крестьян­ства в средние века. М., 1968, стр. 353.

91

 

а староверия А. Й. Клибанова, П. Г, Рындзюнского, К. В. Чи­стова, и штудии, непосредственно посвященные “ознанию кре­стьянства времени разложения феодализма — Б. Г. Литзака, В. А. Федорова, Г. А. Кавтарадзе, М. А. Рахматуллина, В. Д. Назарова и других. Создан довольно солидный задел для дальнейших .шагов.

Полагаю, что для разработки названной проблемы заслужи­вают наибольшего, пожалуй, внимания представления кресть­янства о «правде»—справедливости. На значимость этих пред­ставлений обращал внимание еще такой знаток крестьянской жизни, как Глеб Успенский, а з советской историографии о них писали Б. Ф. Поршнев, В. А. Федоров. Со .времени Киевской Руси до .Великого Октября крестьянство  боролось за  правду.

При изучении этого феномена массового сознания перед нами встает прежде всего вопрос об источниках. Мне пред­ставляется, что пришла пора обратить внимание на те, кото­рые сравнительно мало используются историками: сам язык народа и фольклор — эпос, исторические песни, сказки и бо­лее всего — народные пословицы и поговорки, паремиографню. В таком подходе к устному народному творчеству принципи­ально ничего нового нет. Не случайно в последние годы появля­ются работы, основанные на фольклорном материале — Д. И. Раекина, Л. Н. Пушкарева, П. В. Иванова № других. Однако методика исследования народных пословиц и логово-рок сложяа, отсюда распространенность скептического отноше­ния к ним как к источнику. Отчасти такой скепсис объясняет­ся опытом неудачного использования ларемиографии некото­рыми авторами, но в какой-то мере — и недостаточным учетом. специфической роли народных пословиц в жизни трудящихся эпохи феодализма, роли несвойственной этому жаиру фолькло­ра в капиталистическом и тем более социалистическом общест­ве. Известно, что в века господства натурального хозяйства крестьянство в решении всех жизненно важных волросов руко­водствовалось традициями. Народные пословицы и поговорки были наиболее полным и точным выражением таких тради­ций, своего рода живой энциклопедией и учебником одновре­менно. С источниковедческой точки зрения все дело в том, имеются ли доброкачественные записи столь сложного жанра— фольклора. Период кризиса крешостничества каж раз наиболее благоприятен в этом отношении, так как именно в 30—50-х го-

2 См. Глеб Успенский. Власть Земли. Поли, собр. соч^, т. 5, СПб., 1908, стр. 118; Б. Ф. Поршнев. Феодализм и народные «*ассы. Ж., 1964, стр. 310—311; В. А. Федоров. Историография крестьянского движения в России периода разложения крепостничества.— «Вопросы историй», 1966, Ms 2. стр. 155.

93

 

дах XIX в. создаются научные, достаточно полные собрания русских, белорусских и украинских пословиц и поговорок.

Главная трудность анализа паремиотрафии обусловлена ее важнейшим достоинством: она отражает сознание трудящихся во всей его противоречивости. Не характеризуя здесь сколько-нибудь обстоятельно методику обработки источника, замечу только главное: во-лервых, объектом исследования должны быть все пословицы и поговорки сюжетов и мотивов, необходи­мых для темы, и, во-вторых, ларемиография может сказать очень много, если она используется не сама по себе, а на фоне уже изученных .процессов хозяйственной, социально-экономиче­ской, политической и духовной жизни трудящихся, в связи со всеми другими доступными источниками.

На языке народных масс понятие «правда» имело два ос­новных значення. Первое и, пожалуй, главное — это истина, соответствие слов и мыслей действительности, природе прежде-всего. Поскольку крестьянин осознал себя частицей всемогу­щего космоса. Второе основное значение слова «правда»— справедливость. Двузначность одного термина очень знамена­тельна — в справедливости тоже видели соответствие природе, естественному порядку вещей, проявление законов природы и бога. «Что посеешь, то и пожнешь»—это и истина и справедли­вость. Отсюда безусловно императивный характер правды & сознании масс.

Как отобрать нсточниковый материал, содержащий всю полно-ту представлений угнетенных о правде? Само собою разумеется, что «наше» то, что так или иначе прямо говорит о ней. Но не толь­ко это. Поскольку нас интересует содержание справедливости общественных отношений, с точки зрения крестьянина, то естественно искать это содержание в высказываниях, которые свидетельствуют о взгляде земледельца на основные условия ведения хозяйства и взаимоотношения труженика * семье, с соседом, «миром», феодалом, чиновником, попом, царем, богом. Обобщив эти элементы социального сознания, можно устано­вить комплекс представлений трудящихся о правде-справедли­вости. Вот он в лаконичном перечислении основных его компо­нентов.

Главное условие жизни — мать сыра земля.

Но земля кормит и поит, если ее возделать трудом. «Не лоле кормит, а нивка»3. Отсюда представление о необходимости труда как глазном законе человеческой жизни, первом условии материального благополучия.

3 В. Й. Даль. Пословицы-русского народа. М., 1957, стр. 905.

93

 

С этим связано глубокое уважение к созданной трудом ее ственности, своей и чужой. «Живи всяк своим добром да сі им горбом»4, «На чужий коровай очей не роззів^й»5.

Классики марксизма-ленинизма нередко называли кпесі янское сознание эпохи феодализма патриархальным. В так< эпитете много смысла. Патриархальная семья была ті первичным коллективом, который имел едва ли не решающее зн челне в формировании сознания земледельца. Семейные отношения, как они отражены в фольклоре, характерны неограниченной, самодержавной властью «болынака»-отна, приниженнь положением жены, «бабы», безусловным повиновением члені семьи отцу и матери, братством   между детьми.

Хозяйственные и политические интересы семьи неразрыв! переплетались с интересами соседей и всего «мира». «Не куг двора, купи соседа»6.

Добрососедские связи «мирян»— необходимое условие про нрети и силы сельской общины. А без «мира» крестьянин і мыслил ни жизни, ни смерти. Сплоченный «мир» .могуч и муд «Мир — велик человек»7, «Что мир порядил, то бог рассудил поскольку «глас народа — глас божий»8.

Главные интересы крестьянина были в общине, поэтом сознание его было ограничено пределами ее локального микр< косма. «-Мирская» жизнь и порождала первичный комялек представлений о правде — основу того «первобытного, инстиш тйвного демократизма» крестьянства, о котором писа В. И. Ленин9.

Ознакомление с первичным комплексом правды позволяе разобраться в вопросе об общественных идеалах крепостног люда. Г. А. Кавтарадзе осторожно пишет, что готовых идеале у крестьян скорее не было, имелась способность к мышлении: которое при необходимости могло создать идеал10. Близок такому мнению и Б. Г. Литвак и. Мне представляется, что те;

4   В. И. Даль. Пословицы русского.народа, стр. 625.
5   М. Но мис.   Українські приказки,  прислів’я і таке інше. СПб.,   1864
стор. 188; см. также И. Н. Носович.  Сборник белорусских пословиц. СПб
1874, стр. 90.
6   В, И. Даль. Пословицы русского народа, стр. 772.
7   В. И. Даль. Пословицы русского народа, стр. 404.
8   В. И.  Даль: Пословицы русского народа, стр. 404; см. также М. Но
мис. стор. 210.
‘■> См. В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 9, стр. 357.
10 Г. А. Кавтарадзе. К истории крестьянского сознания периода ре­формы 1861 г.— «Вестник Ленинградского университета», № 1.4, История — Язык — Литература. Вып. 3, 1969, стр. 63—64.
” Б. Г. Литвак. О некоторых чертах психологии русских крепостных первой половины XIX в. — В кн. «История и психология». М, 1971, стр. 20І

94

 

источников, которыми оперируют названные исследователи, недостаточно для решения вопроса.

Отчасти нас сбивает само слово «идеал». В современном толковании оно обозначает высшую степень совершенства, вы­водимую из наших представлений о направлении развития общества. Вспомним, что сознанию трудящихся эпохи феодализ­ма было чуждо наше понятие развития. Характерно, что язык народа ни «идеала», ни равнозначного ему слова не знал. В. И. Даль в своем словаре сначала, передавая.этот термин литературной речи, толкует его: «мыслимый образец», «совер­шенство», а затем, приближая к народному языку—«первооб­раз», «прообраз», «началообраз»12. Знаменитый собиратель слов народа очень точен. Дело в том, что массы не придумыва­ли и не’ выводил}! из развития жизни своих общественных идеалов, последние были даны традицией и достаточно полно выражены в первичном комплексе правды. С этим идеалом, мы встречаемся в манифестах Пугачева и поэзии Шевченко — сзоя хата, свое тіоле, своя золя; «земля и воля»—лаконично выра­зили суть его Герцен и Огарев. Такой идеал крестьянин «пом­нил», будучи убежден, что в старину и земли было больше и люди были лучше.

Сознание крестьянства определялось прежде всего бытием общинного микрокосма. Однако история все более властно втягивала массы и во внеобщинные- отношения с феодалами, государством, церковью, соседними народами, зазоевателя-ми-поработителями. Эти внемирские, в том числе и политиче­ские, дела трудящиеся осмысливали, исходя из норм первич­ного комплекса правды, и свое понимание их тоже считали правдой, но .это уже вторичный ее комплекс. В даннем случае нас более всего занимает в нем правда (взаимоотношений кре­постных с крепостниками. Указы Пугачева провозглашали, что богатства помещиков были «крестьянского кошта», то есть созданы трудом народных масс за счет разорения- последних. Поэтому бар, как возмутителей и ненавистников «общего по­коя», традиционных порядков, следовало «ловить, казнить и вешать». Такая логика лозунгов крестьянской войны вытекала из первичного комплекса правды и была присуща вторичному ее комплексу, Необходимое для человеческого благополучия имущество создает труд, и каждый должен жить своим” «доб­ром, да своим горбом», а барские имения созданы чужими руками. «Неволя волю одевает» 13, «Коли б не хлап, не віл, не

2 В. И.   Даль.   Толковый словарь живого великорусского языка, т. 2,
М, 1955, стр. 8.                ;    . ■-•            .’…■..         ■::.-.       .–.
13 В. И. Даль. Пословицы русского народа, стр. 828.

95

 

було б панів» u. Характеризуя работу на помещиков, фольклор подчеркивал ее принудительность, жестокость эксплуатации и как результат-*-разорение крестьянства. Поэтому правда угнетенных фиксировала противостояние господ и крепостных. «Барская хворь — мужицкое здоровье» 15, «3 паном дружи, а за пазухою камінь держи»16. В лучшем украинском паремкогра-фическом собрании тех лет — М. Номиса пословицы об отно­шении крестьян к помещикам собраны в одном массиве. Среди 120-ти из них только три могут быть истолкованы в качестве благожелательных к барам “. Если освещение царской власти всегда окрашено в фольклоре патриархальностью, то в оценке бар, вопреки крепостнической идиллии о помещике — отце для своих «мужичков», патриархальщины в годы кризиса крелост-ного строя почти не осталось. Осознавалось не только проти­востояние бар и крестьян, но в какой-то степени и сплочен* ность двух лагерей: «Барин за барина, мужик за мужика»18.

Массовое сознание хорошо улавливало враждебность чи­новников, судей, часто видело в попе пособника господ.

Такое понимание взаимоотношений с угнетателями естест­венно порождало ненависть к ним. «Хвали рожь в стогу, а барина в гробу»19. В. И. Ленин писал, что века крепостного гнета «накопили горы ненависти, злобы и отчаянной решимос­ти»20, фольклор великолепно выражает ее традиции, передавав­шиеся из поколения в поколение пословицами, песнями, сказка­ми. «Бывали были и бояре волком выли»21. Народные песни хра­нили память о повстанцах Разина. Герой украинских песен, возникших в период кризиса крепостничества, Кармалюк, пере­кликаясь с призывами гайдамаков-колиив, обращается к народу: «Збирайтеся козаченьки, беріть коли,в руки та и підемо лан;9 бити за народні муки», «Гнізда спалимо їх розпроклятії, а самих сих панів на рогатину»22. Ненависть толкала к борьбе.

Социальная правда фольклора не содержала ни малейшего примирения со злом, с враждебными крестьянству силами, всег­да была направлена против бар, чиновников и их пособников, против власть и деньги имущих» всегда таила призыв к борь*бе. «Правда рогатиной торчит*23.

14 М. Н о м и с.  Українські приказки, прислів’я і таке Інше, crop. 25.
ls В. И. Даль. Пословицы русского народа, стр. 717.
16 М. Но мис. Українські приказки, прислів’я і таке Інше, crop. 26.
J7 Там же, стр. 24—28.
JS В. И. Даль. Пословицы русского народа, стр. 610.
« Там же, стр. 715; также М. Н о м и с. Цят. зібр., стор. 28.
*   В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 17, стр. 211.
В. И. Дал ь. Пословицы русского народа. Стр. 296. ** Українські народні пісні. Київ, 1967, стор. 686,, 696.
В. И. Даль. Пословицы русского народа. Єтрі 198.

96

 

Важнейшую историческую функцию сельской общины Ф. Энгельс видел в том, что она была органом классового со­противления крестьянства24. Аналогичны и мысли К. Маркса о том. что община в Германии «на протяжении всего средневе­ковья была единственным очагом свободы и народной жизни»25. Охарактеризованные выше представления о правде были порождены хозяйственной жизнью крестьянского «мира», а также вырастившими из этой жизни внутри и внемирскими об­щественными антагонизмами. Освещая, организуя, и хозяйст­венную жизнь, и неразрывно связанные с нею взаимоотноше­нии с феодалами, представления о правде были своеобразной программой и одновременно лозунгом классовой борьбы кресть­янства.

Что-бы понять специфику и исторические функции правды и классовой борьбы, которую она освещала и направляла, сле­дует иметь в виду, что весь комплекс крестьянских представле­ний о справедливости стоит на «трех китах» психологии кре­постных масс, зсе ее нормы обоснованы: традицией, разумом и богом. Вопрос о «бытовом православии» трудящихся сам по себе заслуживает специального рассмотрения, здесь же заме­тим только, что крестьянский бог отличался от° официального, церковного. В украинской народной песне—«Господь бог за плужком ходить, а діва-Марія йому їстоньки „носить»26. Кресть­янская поговорка «Бог правду любит» подразумевала правду мужика. Поэтому легендарный украинский повстанец Карма-люк, идя истреблять панов, уверен: «За те мене бог не всудить і гріха не маю»27.

Вместе с тем заметим, что народные массы не осознавали сколько-нибудь ясно отличия своего бога от церковного, убежденно веря и последнему.

Порожденная разумом трудящихся ненависть’ к барину подкреплялась авторитетом традиции и бога правды. Отсюда сила, неискоренимость этой ненависти и стремления к протесту. Но в том-то я дело, что власть барина и приказного тоже осве­щалась традицией и верой. Поэтому зажатый между ними крестьянский разум сам по себе был неспособен подняться до политической мысли, соответствующей могуществу ненависти масс.

Охарактеризованные черты комплекса представлений тру­дящихся о  справедливости   -помогают    понять    периодизацию

” См. К. Маркс и  Ф. Энгельс. Соч., т. 21, стр. 155, ” К. Маркси Ф. Энгельс. Соч., т. 19, стр. 417—418. м «Українські   народні пісні», стер. 424. w «Історичні пісні». Київ, 1961,-стор. 684.

97

 

крестьянского движения на последних этапах феодального об­щества. При этом целесообразно присмотреться к соотношению в правде личности и «мира». Этот сложный вопрос мало раз­работан в литературе. Г. А. Кавтарадзе мимоходом замечает, что самодеятельная личность не сформировалась среди пред-реформенного крестьянства28. Б. Г. Литвак увязывает с развн і нем личности товаровладельца специфику нового этапа клас­совой борьбы — в конце XVIII—первой половине XIX в.— сме­ну массовых движений раздробленным, но повсеместным на­тиском крестьянства. Такой взгляд соответствует фактам и заключениям ряда других исследователей, и это, кажется, са­мое главное для понимания специфики классовой борьбы пе­риода разложения крепостничества. Однако здесь,во-первых, не вся истина о роли крестьянской личности в классовой борь­бе, а во-вторых, мне представляется неточностью — без огово­рок увязывать развитие той личностщ-о которой пишет назван­ный исследователь, с активизацией «мира» и отработкой «в тес­ном мирском кругу» его идеалов29.

В статье Б. Г. Литвака речь идет о формировании с конца XVIII в. личности товаровладельца. Но К. Маркс писал о возможности- возникновения и иной крестьянской личности, еще в эпоху перехода к феодализму — в недрах земледельческой общины, в связи с возникновением у крестьянина своего хо­зяйства30. Фольклор, паремиография позволяют ‘увидеть, что такая, івнутриобщинная, как ее можно назвать, личность кре­стьянина действительно существовала как интегральная части­ца «мира» и в период кризиса крепостничества. Соответствую­щие крестьянской правде личностных взаимоотношении добро­та, совесть, честь, верность своему слову — вырабатывались не на рынке у товаровладельца. Личность с такими качествами^ порождалась, внутриобщинной жизнью -и была условием силы «мира». Но вне последнего она не ■ показывалась. На протяже­нии многих веков в борьбе за волю феодалам противостояла община, а не личность. В политической жизни о ней и речи не было. Вспомним, что уже во время последней крестьянской войны Пугачев жаловал повстанцев быть его «рабами». С раз­витием товарных отношений появляется новый тип личности — товаровладельца. Каковы признаки появления такой личности? Полагаю, что в сфере самосознания — это сомнение в тради­циях, принятие самостоятельных решений, не соответствующих

 

98

28 Г. А. Кавтарадзе. Указ. соч.. стр. 63.
f Б. Г. Литва к. Указ. соч., стр. 201.  .        °
” См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 19, стр. 404, 418.

 

тому, что «все говорят». «Людей питай, а свій розум май»31. Против крепостного “гнета стал выступать не только «мир», но и такая личность. Однако активизация последней не формиро­вала идеалов «в тесном мирском кругу» и никак не укрепляла общину. Наоборот. Новое в сознании этой .личности — индиви­дуализм и эгоизм—«Моя хата с краю»32, «Своя рубашка бли­же к телу», «А по нас хоть трава не расти»33.

Как объяснить фиксируемые источниками активизацию и «мира» и личности накануне реформы 1861 г.? Поскольку об­щина на большой территории страны была еще достаточно сильна, а паразитический гнет феодалов вызывал недовольство всего крестьянства — от зажиточного бурмистра до разоренного мужика и дворового34, в крупных массовых выступлениях пе­риода кризиса крепостничества организатором выступала об­щина. Так было в движении государственных крестьян При-уралья и Восточных губерний в начале 40-х годов, такое же наблюдалось и в годы революционной ситуации. Но при этом, как уже.отмечалось выше, никаких новых идеалов община не вырабатывала. Лозунги названных массовых выступлений ни­как не выходили за рамки традиционной правды. о

Паремиография дает основание отличать от традиционного массового движения сочетавшийся с ним подспудный протест личностей товаровладельцев, органически связанный с упад­ком «мира», даже если такие товаровладельцы участвовали в общем носких выступлениях против барина. Навое в борьбе и сознании* такой личности было как раз то, что разрывало «тес­ный мирской круг»-— предпринимательская деятельность в нарушение феодальных порядков, царских законов, индивиду­ализм и эгоизм, в том числе бессовестность по отношению к своему «миру». Личность другого социального полюса иногда создавала «Вести о России» и подобные произведения народно-го’ївольнодумства,

В оценке исторического значения классовой борьбы, пожа­луй, наибольше» количество споров вызывает толкование соотно­шения экономических взаимосвязей классов с их борьбой. Содер­жание крестьянских представлений о правде помогает разобрать­ся в этом. Как’было показано, из правды хозяйственной жизни крестьянина естественно затекало отрицание барской эксплу­атации, ненависть к барину”, и стремление к борьбе против него. Такая логика правды — свидетельство как органической связи экономических  взаимоотношений классов с их борьбой, тщл  оп-

  • ал” „омис– Українські приказки, прислів’я і таке інше. Стор.
  • в „ “Cl  Українські приказки, прислів’я і таке інше. Стор.
    ,, °- пД а л ь. Пословицы русского народа. Стр. 609, 608.
Ьм. В. И. Л е н и н, Поли. собр. соч., т. 1, стр. 306.

99

 

ределенной осознанности крестьянского протеста. Мысль о спра­ведливости появилась одновременно с несправедливостью, она, мысль, сопутствовала, всей истории феодализма. Поэтому В. И. Ленин и писал, что, когда было крепостное право, «вся масса крестьян боролась со сзоими угнетателями…»35. Все это подтверждает то истолкование соотношения экономики и клас­совой борьбы, которое было выражено Н. М. Дружининым в 1951 г.36 и получило развитие в работах последних лет — Б. Г. Литвака, В. А. Федорова, А. Н. Сахарова 37.

Задавленность крестьянского разума традицией и религией
обуславливала особенности идеологической, неразвитость поли­
тической и доминирующее значение экономической борьбы
угнетенных эпохи феодализма.         _

Принципиально важному спору о соотношении элементов
идеологии и социальной психологии в сознании крестьянских
масс з8 недостает разработки фактов истории духовной жизни
трудящихся. Полагаю, что очерченный в настоящей работе
комплекс представлений о правде может рассматриваться как
зародыш крестьянской идеологии. Ф. Энгельс считал справед­
ливость идеологизированным выражением экономических от­
ношений 39.                                                                 «•

Представления массового сознания о правде, получили ин­тересное развитие в социальной программе р^формащюнного сек­тантства и радикального старсверия — наиболее массовых идеологических форм классовой борьбы угнетенных. Пожалуй, еще более поучительно сопоставление крестьянской правды с правдой народных вольнодумцев — автора «Вестей о России», Подшивалова, Олейннчука, Канакина, авторов «Владимирских листков». Об этих радетелях народных интересов имеется кни­га Л. А. Когана «Крепостные вольнодумцы». Однако в ней мы встречаемся и со своеобразным выразителем интересов купе­чества Мартьяновым и с типичным старообрядцем .Поляковым *°. Таких, как Поляков, вольнодумцев в России были миллионы. Связи этих людей с крестьянским сознанием очень интересны

35 В. И. Лени н. Поли. собр. соч., т. 7, стр. 194.
См. Н. М. Д р у ж и н и н.  О периодизации истории капиталистических отношений в Россия.—«Вопросы истории», 1951, Л« 1, стр, 61.
‘ См. Б. Г. Л и т в а к. Опыт статистического изучения крестьянского
движения в России XIX века. М., 1967; В. А. Федоров. Кретьянское дви­
жение в Центрально-промышленных губерниях России в 1800—1860 годах.—
«Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы». М., 1970; А. Н. Са­
харов. О диалектике исторического развития русского крестьянства.— «Во­
просы истории», 1970, № 1.                                               “j
и См. В, И. Б у га но в. Об идеологии участников крестьянских войн в Носеии.— «Вопросы истории», 1974, № I.
2 См. К. Маркс и Ф, Энгельс. Соч., т. 18, стр. 273.
40 См. ЦГАОР, ф. Ш, 1 эксп, 1&43, ад. жр. ІІ 7, л. 4 аб.—5об.

too

 

н заслуживают серьезного изучения, но это уже иной вопрос.

Г. А. Кавтарадзе, объясняя взгляды вольнодумцев из народа влиянием просветителей, сомневается в правомерности исполь­зования материалов такого вольнодумства при изучении созна­ния крестьянских масси. Мне представляется, что родствен­ность некоторых важных идей выдающихся мыслителей, с од­ной стороны, н людей, подобных Подшивалову, Олейничуку, с другой, обусловлена, главным образом, общностью точки зре­ния на одни и те же жизненные явления. «Сен-симонистское» отрицание права наследования в семье — у федосеевцев и мо­локан, «фаланстер» секты «Общих», описанный Н. М. Николь­ским и А. И. Кл-ибановым — не результаты влияния француз­ских социалистов на русских «еретиков». С идеями естествен­ного праиа равных от рождения людей мы встречаемся задолго до появления выдающихся просветителей Франции XVIII в,— во многих движениях темных масс Европы и Азии. Вместе с тем следует подчеркнуть, что взгляды названных вольнодумцев .аз народа действительно принципиально отличались от массо­вого сознания трудящихся. У Подшивалоза, автора «Вестей о России», Олейничука, Канакнна вместо трех “китов крестьян­ской социальной психологии (традиция, разум, бог) доминирует уже один разум. Он отрицает традицию как «мрак невежест­ва» и, н# освободившись еще от религиозности, подчиняет ее своей, рационалистической логике. Победа разума над тради­цией и религией з народном вольнодумстве, выраставшем из рационализма правди массового сознания трудящихся,—свиде­тельство возможности развития ее, правды, к революционно-демократической мысли к науке. Подтверждение тому — эво­люция общественных взглядов такого крестьянского вольно­думца, в самом начале своего пути, как великий народный поэт Шевченко, Об атом свидетельствуют и дальнейшие судьбы крестьянского движения, ставшего союзным пролетарскому в социалистической революции. Очень показательно, -%о В. И. Ле­нин, готовя партию к революции, рекомендовал пролетариям, работавшим в деревне, ориентироваться на «самых толковых» и «разумных» крестьян, «которые ищут правды и не убоятся первой полицейской собаки» а.

Таким образом, знакомство с представлениями крестьянства
о правде общественной жизни помогает понять специфическое
для той эпохи соотношение трех форм классовой борьбы и
исторически прогрессивные тенденции сознания трудящихся
масс.                                            в

11 Г. А. К а в т а р а д з е.  Крестьянский «мир» и царская власть в созна­нии помещичьих крестьян  (конец XVIII —1861 г.). Л, 1972, стр. 4. 2 В. И. Л е н и н. Поли..«обр. соч., т. 7, стр. 198.

101

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *