Школа и улица

К пятикласснику Н. в школьном дворе во время звонка на урок подошли два незнакомых мальчика постарше и потребовали денег. А потом стали “профессионально зрело” избивать. Один стоял за спинора другой спереди норовил угодить в пах. Н. ходил на стадион тренироваться в теннисную секцию. В парке у стадиона двое парнишек постарше тоже потребовали денег, на этот раз, приставив финку к животу. Отец сначала пытался провожать его на тренировки и домой, но петом пришлось отказаться от тренировок. Не хватало времени.

Злоключения Н. отнюдь не исключения в жизни нашего города.

В большом дворе дома, где живёт Н. много детей всех возрастов. Среди них и братья Б. четырнадцати-пятнадцати лет. Они курят и пьют, даже в футбол играют на деньги, перед сильнейшими лебезят, но младших обижают, бьют, собрав вокруг себя стайку подражающих им ребят. Эта стайка и задаёт тон жизни всего двора. Один из братьев Б. зашёл в класс, где учился Н. и на глазах соучеников избил его так, что родителям три недели пришлось его водить к врачу. Отец Н. ходил к родным Б., но это оказалось совершенно бесполезным, пошёл и к директору школу. Разговор был серьёзный. Пожилой, опытный директор грустно качал головой. “Братья Б.?” Этих он хорошо знает. Хулиганят, плюют на все школьные порядки, на товарищей.  А что с ними сделаешь? Недавно один из школьных хулиганов оскорбил учительницу. Вызвали его к директору. Никаких средств воздействия, кроме нотации у того не было. “Герой” вернулся в класс и весело сообщил, всем ожидавшим результата, что директор только “трепался”.

Летом Н. поехал с отцом в село на берегу Днепра. Райские места. Но и там нет мира под ивами. По вечерам, когда нагонявшиеся за день: ребятишки собирались за огородами и усаживались на ещё не остывший песок поделиться своими открытиями, тайнами, приключениями, они, за­таив дыхание, слушали рассказы одного из своих сверстников-горожан, который с гордостью сообщил, что его старший брат по­лучил пятнадцать лет тюрьмы за бандитизм. Ребёнок хвастаясь, повествовал, как брат, вынув финку, отбирал у встречных всё, что ему нравилось. Почти как волшебник. А как-то вечером Н. пошёл в сельский клуб в кино с ребятами и потом долго с лихорадочно горящими глаза­ми   вспоминал, как там “боговал” хорошо всем известный главарь местной шайки -громко сквернословил, приставал к девушкам и никто   не смел его одёрнуть.

А вот недавно, уже в шестом классе, снова один из братьев Б. прямо в классе избил Н. за недружелюбное к себе отношение и даже на глазах у всех отвёл в уборную для разговоре без лишних свидетелей.

Сообщая об этом безобразии классная руководительница расска­зала родным Н., как завуч школы кричала на Б. за это хулиганство. Как будто крики действуют на таких ребят.

Правильное воспитание ребёнка может быть   основано только на развитии чувства его самоуважения. Какое же самоуваже­ние может быть у мальчика, которого в школе на глазах у всех извес­тные всем хулиганы избивают, когда им это заблагорассудится? Обиды, оскорбления, побои глубоко ранят душу ребёнка. Может ли он в такой атмосфере сосредоточенно учиться?

В такой обстановке, выйдя из-под защиты семьи и не чувствуя себя даже в школе безопасным, ребёнок, естественно, приспосабливает­ся к окружающей обстановке. Н. на улице, чтобы его не затрагивали хулиганы, сам старается приобрести хулиганский вид. Он и сам может поколотить младшего. Зло распространяется по законам цепной реакции. На улице нередко можно видеть, как старшие обижают младших, как несколько ребят зверски избивают одного.

В разговорах о недостатках воспитания часто школа жалуется на семью, а семья на школу. Совершенно очевидно, что они должны действовать рука об руку. Но если мы учтём, что нередко в нашей семье и папа и мама работают, и что одной любви к детям недостаточно для   их правильного воспитания, то столь же очевидным станет, что решающее значение в воспитании детей должна иметь школа, где собраны педагогические коллективы   специалистов с высшим образованием, где дети проводят половину жизненно-активного своего времени.

Школа должна помочь организовать воспитательную работу и в семье и на улицу. Поскольку наша улица состоит из школьников.

Вопросы воспитания детей и молодёжи волнуют всех. В нашей печати часто появляются интересные статьи о своеобразии воспитательных методов и средств разных педагогов. Воспитание действительно относится к числу наиболее диалектических процессов, оно не терпит шаблона. Януш Корчак не похож на Макаренко. И каждый хороший воспитатель должен быть самим собой, иначе он не будет хорошим воспитателем. Но воспитание не только искусство, но и наука. В педагогике есть истины, которые забывать непозволительно. Одна из важнейших разработана и блестяще подтверждена богатейшим опытом замечательного советского педагога А.С.Макаренко, да и всем лучшим в воспитательной работе нашей партии и правительства. Человека-коллективиста можно воспитать только в коллективе. Детский коллектив -основа всей воспитательной системы нашей педагогики. Со словом “коллектив” в школах встречаешься на каждом шагу: “классный коллектив”, “школьный коллектив”/’педагогический коллектив”. Но это вовсе не значит, что в школе серьёзно работают над созданием и развитием детского коллектива.

Не случайно, что эта центральная тема нашей  педагогической науки так слабо представлена серьёзными исследованиями. Хотя время от времени появляются интересные работы о внутренних закономерностях и этапах развития детского коллектива, о прямых и обратных связях в нём.

Если же присмотреться к воспитательной работе ряда наших школ, с которыми мне пришлось познакомиться в той или иной степени, то обнаружится, что в большинстве случаев она ведётся с непониманием самих основ нашей педагогики. Начать хотя бы с того, что детский коллектив можно создать только на основе всяческого развития детской самодеятельности и детского самоуправления. В школе же дети сами  почти ничего не делают. Исключая, может, такое мероприятие как сбор металлолома./Поэтому в школе Н. старшеклассники иногда становятся у ворот школы и отбирают   добытое у малышей, ускоряя таким образом выполнение своего плана./С первых и до последних классов учителя фактически назначают звеньевых, старост, председателей отрядов, комсоргов, выборы часто проводятся формально. Собрание в школе -это очень часто нотация, которую учитель читает собранным ученикам. Стенгазеты и всё, что иногда с гордостью показывают на стенах школы посетителям делается главным образом учителями. Деятельность пионерской организации сводится к тому, что детей  торжественно принимают в пионеры, а затем редко и случайно проводят скучные “мероприятия”.

Или взять хотя бы летние пионерские лагеря. Для людей пожилых слова «пионерское лето» ,”пионерский лагерь” полны романтики – дым костров, походы по родному краю, игры, спорт. А дети, как правило, пи­онерских лагерей не любят всей силой своих детских душ. И не очень трудно понять почему. Знакомый наш Н. последний раз был в одном их из лучших лагерей Славяногорска. Изумительный сосновый воздух, бел­ки прыгают над головой, свой бассейн для купания, превосходное обору­дование, хорошее питание. А дети рвутся домой, они себя чувствуют в заключении. Кормят хорошо, а спортивных игр, походов, интересного труда или интересных развлечений не организуют. Вожатые и воспитатели о принципах воспитательной работы имеют самое смутное представление Некоторые широко применяют исподтишка затрещины и другие меры   физического воздействия. Коллективов и здесь даже не пыта­ются создавать. Тем более, что сама педагогика до сих пор не реши­ла проблему временного детского коллектива. Поэтому среди детей царит право сильного с побоями и издевательствами над младшими и слабыми.

Не лучше обстоит дело и со школьной ученической и комсомоль­ской организацией. Из-за отсутствия детского коллектива все  поиски новых форм работы с детьми превращаются в формальность ли­бо свою карикатуру. Вот сейчас пошла мода на группы непримиримых в классах. Хорошая, в сущности, идея. Макаренко очень ценил непримиримых. Он любовно называл таких Робеспьерами. Они смеют выступить на соб­рании и прямо в глаза товарищу сказать неприятную ему правду. Но ведь без наличия коллектива в классе непримиримые превращаются в непримиримых ябед, поскольку они аппелируют только к учителю.

И не случайно в последние годы приходящие на первые курсы нашего университета юноши и девушки удивляют нас безынициативностью, неумением даже участвовать в комсомольском собрании.

 

Дети тянутся к дружбе, романтике, приключениям. Они этого не находят ни в пионерской, ни в школьной комсомольской организации. Зато своеобразную “дружбу”, со своими законами, с приключениями и “подвигами”, с риском и испытанием смелости предлагают в стаях хулиганов. И этого не следует недооценивать. Не нужно удивляться, когда дети казёнщине нудных сборов предпочитают такую “романтику”. О казёнщиной и формализмом детство совершенно несовместимо, а здесь и “дружба” и приключения, во всяком случае не формальные.

В школах введён институт заместителей директоров по воспитанию. Но потому, что забыли о самом главном, эти заместители тонут в море окольных дел, не выполняя свей главной обязанности. Эти заместители должны направлять воспитательную работу во всём школьном микрорайоне, организовать улицу. Но нередко получается нечто иное. По вечерам к концу второй смены, когда становится уже темно, на скамьях у входа в школу, где учится Н. ,собирается шумная компания молодых  людей, они громко сквернословят, курят, встречают дружков, выходящих со школы /нередко сбегающих с уроков/, тут же задерживают и “воспитывают” непокорных, обыскивают и отбирают деньги у своих жертв. Улица   осадила школу. И школа только при помощи энергичных и скорых на слово “тёть-Паш” и “тёть-Дусь”, вооружённых половыми тряпками отбивается от вторжения улицы вовнутрь школьного здания.

И таково положение не только в школе, где учится Н. Учителя многих школ жалуются на упадок дисциплины, на то, что учить детей становится из-за этого всё тяжелее.

Эта важная в общем деле коммунистического строительства про­блема сложна и не имеет простых решений. Но совершенно очевидно, что без создания в школах боевитых детских коллективов на основе вся­ческого развития детской самодеятельности и детского самоуправления эту проблему нельзя решить. Самые умные и проникновенные словестные убеждения быть хорошим не создадут хорошего человека. Вос­питывают его главным образом не слова, а дела, вся окружающая его жизненная правика. Ребёнка-коллективиста можно воспитать только живая практика детского коллектива.

Настоящий влиятельный детский: коллектив может быть создан только при наличии сильного педагогического центра и системати­ческой целенаправленной работы его. Нужно обеспечить силу авторите­та директора школы и педагогического коллектива. Нельзя допускать, чтобы хулиган успешно соперничал с авторитетом директора школы и выступал в роли наиболее влиятельного педагогического центра школь­ной жизни. И сейчас это тем важнее, что с переходом к обязательному десятилетнему обучению, при нынешнем положении дел, школа должна бу­дет терпеть хулигана до десятого класса.

Детское хулиганство так или иначе уродует жизнь множества де­тей  в том числе и хулиганящих, среди них немало способных ребят. Оно не только бич школы, но и результат её работы. Нельзя начинать борьбу против него только тогда, когда надо обращаться в милицию.

Доцент Донецкого университета

Мирошниченко П.Я.

20.10.1968 г.

 

 

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *